26 сентября 2003

Провокации «Короля с родинкой» или Впервые о сёги

Источник:газета "Беларускi Час"
№61 (910) 26 сентября 2003 г.

Если шахматную доску выкрасить в один цвет, добавить девятый ряд клеток по горизонтали и вертикали, а вместо объёмных фигур расставить дощечки в форме пятиугольного клина с изображёнными на них иероглифами, то это будет уже совсем другая игра. Ею живут сотни тысяч человек во всём мире. Для Беларуси же она пока экзотика, хотя в Минске знают о сёги, играют в них любительским кругом и даже имеют виды на чемпионат Европы по сёги, который пройдёт в следующем году в Мюнхене.

Большинство европейцев, играющих в сёги, – экс-шахматисты, утверждающие, что традиционная шахматная борьба себя исчерпала. В чём же, в таком случае, преимущества сёги? Прежде всего, игра вничью – здесь редкость, в то время как для европейских шахмат это хронический диагноз. При достаточном профессионализме соперников более половины шахматных партий заканчивается ничейной "смертью". Как утверждает математик-программист Александр Битман, победа в спортивных шахматах возможна лишь в том случае, если один из играющих допустил грубую тактическую ошибку. Чем совершеннее игроки, тем очевиднее результат партии, а значит, борьба теряет смысл. В сёги вероятность ничьей – в одной партии из пятисот. И дело не в мастерстве игроков, а в творческом потенциале самой игры. Если традиционные шахматы предусматривают 10120 вариантов ходов, то японские сёги – 10200.

Кроме того, сёги, как игра национальная, отражают своеобразие восточной философии. В отличие от европейских шахматных фигур все их японские аналоги – от пешки (Фу) до слона (Каку) – бессмертны. Сбитая фигура уходит в резерв противника, который в любой момент может её на поле, но уже в составе своей армии. Сколько бы ни длилась партия, доска не пустеет. Фигуры исчезают и в самый неожиданный момент возникают вновь, символизируя тем самым идею возрождения. Мир сёги невозможен без превращений. При достижении лагеря противника все фигуры, кроме короля (Геоку) и золотого генерала (Кина), переворачиваются, как шашка, попадающая в дамки, и приобретают дополнительные свойства. От таких метаморфоз любая компьютерная программа выходит из строя. И это ещё одна особенность сёги. Если в обычных спортивных шахматах компьютер имеет шансы обыграть гроссмейстера , то самая сильная сёги-программа играет всего-навсего на уровне обладателя четвёртого любительского дана. В отличие от логических задач творческие решения даются компьютеру со скрипом.

Партия в сёги начинается с жеребьёвки. Однако известная шахматная истина "белыми играют на выигрыш, а чёрными – на ничью" – здесь не уместна. В сёги право первого хода ощутимого преимущества не даёт. Если разобраться, в этой игре вообще нет ни чёрных, ни белых. Все фигуры одного цвета, и понять где чья можно только по направленности острия дощечки. Однако европейцы по привычке сохраняют чёрно-белую классификацию фигур. Ориентируются по королям. Дело в том, что в Японии два императора не могут существовать одновременно даже понарошку. Поэтому одного предводителя в сёги условно обозначают иероглифом со штрихом, а другого – точно таким же иероглифом, но без штриха. Первого из них романтичные европейцы зовут "королём с родинкой". Следуя японской традиции, перед началом партии слабейший игрок уступает эту фигуру сильнейшему, а сам играет "просто королём".

Кстати, о сильных мира сёги. В своё время из всех японских настольных игр только две, сёги и го, были разрешены самураям. При дворе императора существовала специальная должность сёги-докоро – главного учителя сёги. Сегодня мастера этой игры не менее популярны. Ёшихару Хабу можно без преувеличения назвать звездой национального масштаба. Ему удалось в течение одного года овладеть всеми семью чемпионскими титулами, что для сёги – случай беспрецедентный.

Сергею Корчицкому, чемпиону Беларуси по игре в сёги, до таких высот ещё далеко, да и сами японские шахматы белорусам пока в новинку. Первая партия сёги в нашей стране была сыграна 15 лет назад, причём и фигуры, и поле для неё наспех вырезали из бумаги. С первой попытки игра не пошла. Правила показались замысловатыми, смущали иероглифы. Вторично белорусские любители интеллектуальных игр попытались освоить сёги в 2000 году. На этот раз набор для игры был картонным. Дело дошло до любительского турнира. С 2002 года в нашей стране существует, правда, пока только де-факто, Белорусская ассоциация сёги, объединяющая пару десятков игроков в возрасте от 15 до 45 лет. Для сравнения: Швеция, самая играющая в сёги европейская страна, может похвастаться сто пятьюдесятью активными игроками. Сразу после дебютного турнира белорусы заняли сотую позицию в европейском рейтинге игроков в сёги, оставив за плечами ещё три сотни участников.

Этой зимой белорусские любители сёги планируют провести в Минске масштабный турнир по японским шахматам. Его победители будут защищать честь республики на чемпионате Европы по сёги, который пройдёт в 2004 году в Мюнхене, а абсолютный чемпион в 2005 году отправится на чемпионат мира в Токио.

– Я вижу сёги игрой нового века, – Сергей Корчицкий, чемпион Беларуси по японским шахматам. – В них есть непередаваемое обаяние и восточная мудрость. Сегодня сёги – это целая субкультура, охватившая многие страны мира. Клубов по игре в сёги нет только в Африке.

К концу партии темп игры нарастает. Фигуры так и мелькают, забавно стуча о доску. В одной крепости "король с родинкой", в другой "просто король". До последнего момента шанс на победу есть у каждого. Однако всё. Мат, господа. Может быть, ещё кто-то хочет сыграть партию в сёги?

Ольга Балашевич


 

Оставить отзыв | Комментарии (0)