21 января 2010

Международный фестиваль сёги «Тендо 2008»

Ты помнишь, как всё начиналось…

Если театр начинается с вешалки, то участие в Международном форуме по сёги начинается обычно с отборочного турнира. Для белорусов это – национальный чемпионат. И он был действительно захватывающим. Во-первых, Беларуси было выделено два места – по одному в турнире данов (А-класс) и кю-игроков (Б-класс). Во-вторых, все решалось именно в последней партии турнира.

Отборочный турнир определил четверку претендентов, которые разыграли две путевки в двухкруговом турнире. После первого круга автор этих строк практически гарантировал попадание в А-класс, имея три из трех, тогда как Владимир Некрасов, Андрей Касперович и Петр Павлович, пообыгрывав друг друга, делили второе место с одним очком в активе. Интрига сохранялась до конца. Павлович, загруженный работой и учебой, провалил второй круг с нулем очков. И вот последняя (и решающая) партия между Некрасовым и Касперовичем. Бешеный дебют, быстро перешедший в эндшпиль. Касперович должен матовать, но он не замечает цумэ на беёми и уже Некрасов врывается ладьей во вражеский лагерь, получая выигранную позицию. Но ладья, увлеченная жаждой наживы, уходит в угол, где и гибнет, после чего атаку Касперовича не остановить. Сильный международный мастер по шахматам и гроза всех авторитетов в сёги Некрасов оказался поверженным. Сенсация. Итак, время оформлять визы, господа…

Москва-Шереметьево-Нарита

В Москву минские поезда прибывают ранним утром. Я и Андрей Касперович были обречены слоняться по первопрестольной почти целый день. По иронии судьбы, обшарив все окрестности белорусского вокзала, мы смогли пообедать (качественно и за разумную цену) только в японском ресторане, обслуживаемом милыми казахскими официантками в нарядах гейш. Япония кажется не такой далекой, когда держишь в руках палочки и разглядываешь прекрасные японские куклы, притаившиеся в нишах обеденного зала. Кстати, ресторан назывался незатейливо – «Якудза». Шахматы тоже присутствовали в нашей культурной программе. Недалеко от ресторана мы набрели на магазин Анатолия Карпова и долго рассматривали эксклюзивные комплекты этой игры с фигурками в виде былинных героев, инопланетян и прочих фантасмагорий ценой более 10 тысяч евро… Оставалось лишь объединить Японию и шахматы, для чего требовалось только сесть на самолет.

Встречаться в Шереметьево и вместе лететь в Японию – это уже традиция для лучших игроков СНГ. Там мы и встретили представителей петербуржца Виктора Запару, москвича Игоря Синельникова, и киевлян – Артема Коломийца и Александра Щербину. Надо сказать, часы ожиданий, а потом длительный 9-часовой перелет казались мне чуть ли не вечными. Хотя обратная дорога в моем субъективном восприятии заняла не более часа. В аэропорту Нарита (именно там когда-то задержали покойного Бобби Фишера за нарушение визового режима) нас встретил Номура-сан, новый шеф комиссии по международным контактам при Нихон Сеги Рэнмей.

Визит к богу

Мы приехали в Токио на автобусе и разместились в уютном токийском отеле, приросшем к одному соседнему зданию и спрятавшимся за фасадом другого. Населения в Японии почти как в России, а вот территория под стать итальянской, что и накладывает свой отпечаток на архитектурный ландшафт ее главного мегаполиса. Трехмерность и изящная непропорциональность тонких и сверхвысоких зданий, наседающих друг на друга, сбивающихся в кучу, создают неповторимую атмосферу токийского центра. Пока участники форума подъезжали к отелю, мы с Андреем распланировали единственный вечер в японской столице. Конечно, мы не могли передвигаться по городу в одиночку, и быть нашим гидом любезно согласился Оноги-сан, ранее предшественник, а ныне ближайший помощник мистера Номуры. Первым делом мы отправились в паломничество в Нихон Сёги Рэнмей, чтобы приобрести комплекты для игры и литературу по сёги. Для меня это была вторая экскурсия в главную резиденцию сёги на планете, Андрей же был там впервые. Но перед этим нас ждал интересный сюрприз.

Побывав на станции надземного метро Сендагая, – там, где расположена известная фигурка короля сёги, – мы пошли в Нихон Сёги Рэнмей через синтоистский комплекс, о котором я раньше слыхом не слыхивал. В этом комплексе располагался собственной персоной… бог сёги! Аналог шахматной Каиссы представляет собой большую фигурку короля, ростом с японца, стоящую в традиционной пятиугольной хижине с наклонной, такой как у пагод, пятиугольной крышей, огороженной метровым заборчиком. На специальных крючках, вбитых в стены домика бога сёги, висят пятиугольные дощечки с надписями, видимо – молитвами и прошениями к богу сёги от желающих повысить своё мастерство игроков.

После визита к богу и похода в Нихон Сёги Рэнмей мы ненадолго вернулись в отель, чтобы затем снова окунуться в вечерний Токио. Побродив по центру, мы прибились к одному маленькому кафе (видимо, семейный бизнес), где нас незамедлительно обслужили безумно вежливые японцы. Ужин, состоящий из живого пива и нескольких изысканных блюд, был великолепен и к тому же не дорог. Во всяком случае, в центре столицы Беларуси качественно за такую цену не поешь. Вот тебе и Токио, входящий в тройку самых дорогих городов мира...

На пути в сказку

На следующий день нас ожидал рейс поезда в провинцию Ямагата, где и располагается настоящее королевство сёги – почти что сказочный и нереальный город Тендо. Японцы называют его «город фигур сёги». Во-первых, Тендо производит 95% всех комплектов сёги в Японии. Во-вторых, фигуры сёги видны в Тендо повсюду – на отелях и возле магазинов, в гостиницах и на мостовых. Даже почтовые ящики, карты и указатели в Тендо пятиугольной формы!

По дороге из Токио в Тендо понимаешь, почему японцы так трепетно относятся к природе и восхищаются ее непреходящей красотой. Глядя в окно скоростного экспресса, мы видели сказочные лесистые горы, покрытые «пляшущими», сугубо японскими, деревьями – и вечнозелеными, и разукрашенными в разные цвета художником ноябрём. А вот у подножия горы, будто скромный грибок на опушке, притаилась одинокая шестнадцатиэтажка, сигнализирующая о том, что мы проезжаем какую-то глухую японскую деревню…

И вот он – долгожданный Тендо. На городском вокзале нас встречали местные фанаты сёги, переодевшись в доспехи средневековых самураев. Особенно колоритно выглядели их шлемы с длинными-предлинными рогами. Под радостные овации местной публики мы, любители игры со всего света и ехавшие с нами японские профессионалы, окунулись в иную реальность.

А вы умеете играть в сёги?

Заселившись в отель, мы отправились на прогулку по прекрасному королевству сёги – горному городку Тендо, в воздухе которого витает дух древней традиции. Путь иностранных игроков был усеян задачами цумэ-сёги, пестрящими тут и там – на столбах и тротуарах города. Эти задачи не давали мне покоя, и я пытался оперативно решать их, чтобы не отстать от основной группы. Потом я был занят беседой о развитии шахмат и шашек в Голландии с представителем этой страны Аренд Ван Оостеном. Так потихоньку мы и подошли к музею сёги, попав под пристальные взгляды камер операторов NHK (первого японского ТВ-канала).

В музее сёги мы с восторгом рассматривали многочисленные экспонаты, связанные с любимой игрой: старинные манускрипты об игре, станки для изготовления сёги-фигур, стенды, поэтапно объясняющие процесс изготовления комплектов, репродукции тематических гравюр, комплекты всевозможных шахматных игр (макрук, сянци, европейские шахматы, безразмерные варианты сёги мастерского изготовления), комплект сёги в виде кукол в традиционной японской одежде, символизирующий «живые» сёги, ежегодно проводимые в Тендо, и многое другое.

Насытившись историческими и эстетическими изысками, гости потихоньку начали собираться на площадке возле музея. Внимание заморских игроков привлекла выложенная прямо на тротуаре девятиходовка цумэ-сёги. Я тоже увлекся процессом решения, причем настолько, что не заметил, как попал в объектив японской съемочной группы. Они подошли в тот самый момент, когда я пытался показать найденное мною решение. Теперь мне пришлось еще и комментировать его по-английски перед камерой. Японская девушка (по-моему, это была мисс Сузуки Канна, но тогда я не знал ее в лицо) спросила у меня, легко ли мне было решить эту задачу.

– Достаточно легко, – ответил я.

– А мне бы она не показалась легкой, – парировала девушка.

– А вы умеете играть в сёги? – снисходительно поинтересовался я.

– Да, я профессиональный игрок, – шокировала меня очаровательная незнакомка.

Жребий брошен

Между дневной прогулкой по городу и вечерним банкетом у нас было время, которое каждый расходовал по своему усмотрению. Небольшая группа игроков отправилась в мастерскую за деревянными комплектами сёги. Разбежка в ценах могла шокировать – от 100 до 5000 долларов за фигурки. Стоимость зависит от сорта дерева и техники изготовления фигуры. Из материалов дороже всего, конечно, стоят древние японские породы. Значительно дешевле фигурки из привозного дерева. Сам иероглиф может быть как бы вдавлен в фигурку, находиться на одном уровне с ее поверхностью или даже немного выступать. Последний вид фигур, изготавливаемый по неизвестной мне технологии наращивания, самый дорогой. Я держал в руках именно такие фигурки, которыми собственно играют профессионалы. И красота этих незамысловатых пятиугольников действительно завораживает. Андрей Касперович все это время оставался в игровом зале отеля, успев обыграть на форе «ладья» местного профессионала Косэ и проиграть партию на равных хорошо известному Аоно Теруичи, дававшему сеанс всем желающим.

И вот пришло время вечернего банкета, который был приурочен к открытию международного турнира. О японской кухне надо сказать отдельно. За время пребывания в Японии было перепробовано множество экзотических блюд и кулинарных изысков. Единственное что – Андрей Касперович отговорил меня от покупки жареных кузнечиков в местном супермаркете… А еще японскую цивилизацию я мысленно окрестил «цивилизацией послевкусия». Как-то за завтраком мы с Андреем взяли блюдо, которое можно назвать «яйцами спайдермена», в общем – какие-то бобы в паутине. Я сдался быстро, а Андрей сражался с этим блюдом. Потом он посоветовал мне попробовать еще раз, так как открыл, что терпеливый гурман вознаграждается весьма приятным послевкусием. Сравните с нашими тортиками: сначала сладко и приятно, а через пару минут во рту стоит навязчивый приторный вкус. Так и в жизни (учебе, работе, отношениях). Сначала надо потерпеть, чтобы потом было хорошо. По-моему, нам, в отличие от японцев, не хватает осознанности, ответственности и понимания причинно-следственных связей в формировании реальных событий.

Однако вернемся к банкету. Представители СНГ сидели за отдельным столом с двумя японскими профессионалками. После приветственных речей и представления участников состоялась жеребьевка. За соседним от нас столом сидела женский любительский мейдзин Касаи-сан – потенциальная фаворитка турнира. Я был внутренне уверен, что в первом туре нас сведет жребий, и публично пообещал ей вытянуть подходящий номерок (сама Касаи-сан уже получила порядковый номер). Каково же было наше удивление, когда я действительно это сделал. Касаи-сан – идеальный соперник для первого квалификационного раунда. Во-первых, так хотелось сыграть с любительским мейдзином, тем более – женским! Во-вторых, играть можно было в свое удовольствие, потому что только первый тур позволял проиграть, не вылетая из турнира.

Счастливчик

В Японии у меня была одна большая проблема – мне не спалось. В виду безобразно протекающей акклиматизации, с которой в 2005 году на 3 международном форуме сёги у меня не было проблем, я просидел полночи за единственным общественным компьютером с Интернетом в отеле и еще полночи проворочался в своей постели. Поспал час-два не более, как и несколько предыдущих ночей. Зато, перебирая последние партии профи в инете, я наткнулся на забавную схему из свежей битвы в лиге С2 Мейдзинсэна. Наутро я применил ночную находку в партии с Касаи-сан. Не ручаюсь за точность порядка ходов в нижеприведенной партии, так как восстанавливаю ее по памяти больше года спустя (только на нашем столе не было человека, который бы записывал кифу).

Черные: Сергей Корчицкий (Беларусь)
Белые: Юки Касаи (4-ый дан, любительский мейдзин среди женщин, Япония)
8.11.2008

To view this content, JavaScript must be enabled, and you need the latest version of the Adobe Flash Player. Download the free Flash Player now!
>> Get Adobe Flash Player

1.P7f P8d 2.B7g P3d 3.S8h G3b 4.G7h P8e 5.S3h Bx7g+ 6.Sx7g S6b 7.P4f S2b 8.S4g P6d 9.G5h S6c 10.P3f G5b 11.N3g S5d 12.P1f P1d 13.K6h P7d 14.L1g N7c 15. R1h

Эта расстановка и была моей заготовкой. Теперь краевая атака неизбежна, так как Касаи-сан не успевает перевести серебро на 2d. Дебют остался за мной.

15...S3c 16.P4e

А вот здесь я и забоялся играть 16.P1e, хотя видимо стоило. После 16…Px1e 17.Lx1e P*1c есть продолжение прогресса ходом 18.P7e, указанным Аоно-сэнсеем, а 17…P*1g 18.Rx1g B*2h 19.R1h Bx3g+ 20.Lx1a+ ведет к прорыву по краю

16…S5e

Препятствует вбросу слона на 4f, но видимо слишком рискованно, чтобы быть правильным решением

17.B*1i

Аоно предложил ускорить атаку путем 17.N2e

17…N6e 18.S8h P7e 19.N2e P5d 20.Nx3c+ Nx3c 21.S*7c??

Простой «зевок». Между тем, Аоно-сэнсей, взявший на себя волонтерские обязанности моего тренера на данном турнире, подошел ко мне после второго тура и показал вроде бы выигрывающий вариант: 21.P5f Sx5f 22.Sx5f B*2i 23.Sx6e! и если 23…Bx1h+, то 24.Bx6d с решающей атакой. Поэтому последовало бы 23…Bx6e+ и игра, несмотря на два моих лишних серебра, становилась бы дикой. Думаю, после 24.S*4g N*5e 25.S*5f Nx4g+ 26.Sx6e моя атака все же сильнее во всех вариантах

21…B*9e

В дебюте мы не обменялись ходами краевых пешек по 9-ой линии, поэтому возможна простая вилка на короля и серебро. Я, конечно, отъедаю серебро в ответ ходом P5f, но позиция при этом разваливается на части. Дальнейшее не интересно… 0:1.

Если в партии с Касаи-сан боги сёги отвернулись от меня (скорее всего, они не знают, что такое бессонница), то все остальное, что происходило в первый игровой день, было связано с исключительным везением, и не только игровым.

Вторая квалификационная партия с представителем Канады мистером Страудом (1 кю) складывалась хорошо, но в конце у меня возникли непредвиденные трудности, которые могли привести к фатальному результату, играй я с более опытным соперником. Однако все обошлось, и я прошел квалификацию. Второй белорус Андрей Касперович тоже квалифицировался в основную сетку класса «Б», причем уже в первом туре.

После окончания двух квалификационных раундов определились 15 игроков, которые продолжат свой путь в 1/8 финала. Жеребьевка прошла спонтанно в турнирном зале, и я тянул свой лот одним из последних. Сделав свой выбор, я уже завернулся, чтобы уйти. Но, после короткого комментария на японском, небольшая группа игроков стоявшая неподалеку от проводившего жеребьевку Номуры-сана, заметно развеселилась, а моя «обидчица» Касаи-сан, мимо которой я проходил, бросила мне ремарку – «счастливчик!». Я был настолько отстранен от процедуры, что не сразу понял, в чем дело. А дело в том, что я вытянул 15-ый номер, и таким образом автоматически прошел в четвертьфинал, потому что пары мне не было! Действительно, я не даром навестил в Токио бога сёги. Теперь он мне улыбнулся в ответ.

Как я уже отмечал, помимо игровых в этот день были и чисто человеческие удачи. Мне удалось прикоснуться к живым легендам сёги, их символам, если не сказать идолам. Мне встретились Хабу Йосихару и Танигава Кодзи, вместе с которыми я не преминул сфотографироваться. Кроме этих «супертяжеловесов» мира сёги на турнире были и другие знаковые фигуры. Кимура Казуки (8-й дан) даже участвовал в разборе партии Андрея Касперовича и одного из фаворитов класса «Б» Эрика Кунихольма (США), которую наш земляк выиграл в хорошем стиле. В самом «Б» турнире играла ярчайшая японская «звезда» Мимей Сакамото – знаменитая во всем мире как автор манго. О ней можно много прочитать в Интернете, в том числе в Википедии.


Четвертьфинал. Дуэль с мушкетёром

Благодаря счастливому 15-му номеру мне удалось немного отдохнуть после обеда. В это время экс-чемпион Европы Фредерик Потье (Франция) и Висит Нгаолертлой (Таиланд) выясняли между собой, кто будет играть со мной в четвертьфинале. Победа Потье не стала сюрпризом, и француз был весьма бодро настроен перед нашей партией, намекая в стиле нескромного французского юмора, что результат борьбы предрешен. Я выдержал психологическую атаку «мушкетера» и сыграл самую хладнокровную из всех пяти партий на этом турнире. Только в этой партии из пяти сыгранных на турнире у меня не было откровенных «зевков» и просчетов.

Черные: Фредерик Потье (3-ий дан, Франция)
Белые: Сергей Корчицкий (Беларусь)
8.11.2008

To view this content, JavaScript must be enabled, and you need the latest version of the Adobe Flash Player. Download the free Flash Player now!
>> Get Adobe Flash Player

1.P7f P3d 2.P2f Bx8h+ 3.Sx8h S2b 4.G7h S3c 5.S7g G3b 6.P1f P1d

Этот обмен ходами краевых пешек, конечно же, в пользу черных, потому что теперь можно играть хаякуригин S3h-P3f-S3g-S4f-P3e и после ожидаемого размена пешек на 3е и на 2d у белых нет шаха c вилкой В*1e. Я, разумеется мог сыграть тенуки [ход в другом месте], но тогда у черных есть возможность играть мигигьоку [правого короля] с комфортом после сдавливающего 7.P1e.

7.P2e S7b 8.K6h

Значит, быстрого хаякуригина, возможность которого возникла после шестого хода, уже не будет.

8…P6d 9.S3h S6c 10.S2g

Все ясно – Потье играет богин, которого панически боятся многие любители. Лично мне, напротив, играть против богина интересно.

10…P4d 11.S2f R4b 12.P1e Px1e 13.Sx1e

Типичное тесудзи при атаке по краю.

13…Lx1e 14.Lx1e P*1f

Эта позиция была опубликована в «Сёги Сэкай» №1-2008 г.

15.L*1i P4e 16.G5h B*4i!

C серьезной угрозой S*2g

17.R2f S*3e

Ход, занявший у меня некоторое время на обдумывание в связи с необходимостью аккуратно просчитать пару вариантов.

18.R5f?

Гораздо упорнее 18.R2h P4f. Здесь проигрывает 19.G4h B2g+! 20.Rx2g Px4g+ 21.G4i +Px5g с разгромом, так как нельзя 22.K5i из-за Rx4i+23.Kx4i G4h мат, для чего, собственно, и нужна отвлекающая жертва слона на 19-ом ходу. Поэтому после 18…P4f остается лишь 19.Px4f Bx5h+ и на любое взятие 20…Sx4f с прорывом в лагерь черных.

18…S5d 19.G4h B2g+ 20.K7i P4f 21.Px4f Sx4f 22.B*3f +Bx3f 23.Px3f S4-5e с выигрышем ладьи и партии.

Однако окончательно мне удалось дожать соперника только через 57 ходов на беёми, так как мосье Потье цеплялся за каждый шанс, устраивая наскоки буквально двумя-тремя фигурами, заставляя меня точно защищаться и просчитывать варианты.

Четвертьфиналами завершился первый игровой день, но не культурная программа фестиваля. Вечером нас ожидал заключительный банкет. И дело даже не в национальных японских танцах, устроенных для гостей группой милых девушек в традиционных нарядах, и не в царском угощении, включавшем салаты, фрукты, горячие закуски, десерты саке и т. д. и т п. Главное – на банкете присутствовали многие известные игроки в сёги: Хабу, Танигава, Сато, Йоненага, Кимура, Аоно, Сима, Шимидзу, Яучи. Непринужденная атмосфера праздника располагала к общению, улыбкам, тостам, фотосессиям. Изредка гул зала, в котором кроме нас, иностранцев, и профессиональных игроков присутствовало много японской публики, затихал, и на сцену выходил выступающий с речью оратор. Собравшихся поприветствовали неопознанные официальные лица (наверное, спонсоры и представители муниципалитета) и президент Нихон Сёги Рэнмей Йоненага Кунио.

Потом ко мне подошел Номура-сан и предложил мне подготовить короткую приветственную речь от имени иностранных участников. И вот, переводчик объявил, что сейчас выступит один из участников предстоящего полуфинала финиширующего завтра международного турнира. Я вышел на сцену и поблагодарил на английском языке организаторов турнира за возможность обогатить свою жизнь и увеличить свой интерес к игре сёги. Также я выразил уверенность, что игру необходимо выводить на международный уровень, и это только поспособствует интеллектуальному прогрессу человечества. Когда я уходил со сцены, Хабу испытующе посмотрел на меня, почти так же, как днем, когда я подошел с ним сфотографироваться. В этом взгляде я почувствовал легкое внутреннее волнение, не найдется ли и в сёги свой Бобби Фишер, если игра станет интернациональной, как это было предсказано в моей речи. К тому же, как я понял, слухи в сёги-сообществе распространяются быстро. Японцы часто вспоминали мне запросто решённое перед ТВ-камерами цумэ, даже те, кто при этом не присутствовал. И эта моя глупая шутка в том же эпизоде, когда я возьми, да и ляпни, что играю сильнее Хабу, чем вызвал легкий ступор у японской телеведущей… Итак, я заметил острый взгляд Хабу, ответил на него легким поклоном головы и удалился со сцены. После меня выступал 17-ый пожизненный мейдзин Танигава Кодзи…

Полуфинал. Партия, которую пришлось выигрывать дважды

По итогам четвертьфиналов сложились две полуфинальные пары – американо-китайская (Беккер – Танг) и чисто европейская (Корчицкий – Ван Оостен). К сожалению, из трех стран СНГ, представленных на турнире, в классе «А» на этой стадии уцелел только я. Беккер в четвертьфинале «прибил» грозного Артема Коломийца, не справившегося с аифурибишей, а Ван Оостен еще в 1/8 финала словил на странный вариант йокофудори Виктора Запару. Итак, полуфинал стартовал. Фуригома снова принесла мне белый цвет.

Черные: Аренд Ван Оостен (4-ый дан, Нидерланды)
Белые: Сергей Корчицкий (Беларусь)
9.11.2008

To view this content, JavaScript must be enabled, and you need the latest version of the Adobe Flash Player. Download the free Flash Player now!
>> Get Adobe Flash Player

1. P2f P3d 2. P7f Bx8h+ 3.Sx8h S2b 4. S7g S3c 5. G7h G3b 6.S4h S7b 7.P3f P6d 8.S3g

Как и ожидалось, Ван Оостен не изменяет хаякуригину. Что ж, все пять партий на этом турнире я играл кукагавари и во всех пяти против разных систем

8…S6g 9.K6h S5d

Cамый большой выбор в партии. Здесь я еще мог перейти в шикенбишу, как и в четвертьфинале, но интуитивно решил не повторяться.

10.S4f P8d 11.P2e P6e 12.K7i P1d

Я остался с сидящим королем, поэтому заинтересован в обмене ходами пешек по первой линии, во избежание потенциального шаха слоном на 1е.

13.P1f В*6d

Так и не дождавшись типичной атаки по третьей линии, я решил убить ее на корню. Теперь игра принимает иной, чуть ли не форсированный оборот.

14.B*3g P4d 15.P5f P4e 16.S5e Sx5e 17.Px5e P4f 18.Bx4f?

Огромная ошибка. В уже упомянутом номере «Сёги Сэкай» указан вариант 18.Px4f S*4g, на чем, собственно, анализ и прерывается. Дальше наверняка последовало бы 19.S*4e с абсолютно непонятной позицией и обоюдными шансами

18…S*4e 19.S*7e Bx7e 20.Px7e Sx4f 21.Px4f B*5g 22.K8h Bx4f+ 23.S*3g +B5f 24.P3e Px3e 25.B*6c P*4f 26.P*4h S*4e 27.G5h P3e??

Я видел, что после 27… P8e 28.G5g +Bx5e слона не спасти, но мне хотелось большего – моментального разгрома и длительного отдыха перед финалом. Но я погнался за химерой, и вышло все наоборот.

28.Sx3e

Не увидел… Теперь у голландца появляется пешка в руке, превращается и оживает слон. Полная катастрофа в один ход, как это было и в партии с Юки Касаи. Тяжело передать словами, как я здесь на себя разозлился! Ведь я потратил на дебют столько времени, чтобы получить ощутимый перевес! И тут партия начинается с нуля, а у меня почти беёми… Но, стиснув зубы, я решил продолжать борьбу с воодушевленным соперником. И где-то у меня открылось второе дыхание.

28…Sx3e 29.Bx3e+ S*4e 30.+B2f +Bx5e 31.R1h G5b 32.N3g S5d 33.P4g P7d 34.G5g Px4g+ 35.Gx4g P*4f 36.G5g Px7e 37.P*5f +B4d 38.S*3e +B4c 39.P*4d

Теперь я получил тяжелую позицию. Это и не удивительно – «зевки» в сёги часто переворачивают ситуацию с ног на голову

39…+B4b 40.Sx4f P*4c 41.Px4c+ G5x4c 42.P5e S6c 43.G5f N7c 44.R5h N8e 45.S8f P7f 46.Gx6e P7g+ 47.Nx7g Nx7g+ 48.Sx7g P*7f 49.Sx7f N*3d 50.+B3f Nx4f 51.+Bx4f P*6d 52.G6f R7b 53.P*7e K4a 54.P*3d S2b 55.N*3e Gx3d 56.P*4c +B5b 57.N*2f G4d 58.P4b+ +Bx4b 59.P*4e Gx3e 60.+Bx3e S*6i 61.R4h Sx7h 62.Rx7h P*7g 63.Rx7g N*6e 64.Gx6e Px6e 65.N*3d +B5b 66.Nx2b+ Gx2b 67.N3d G3b 68.P4d P*4b 69.P*2d G*3c!

Прием, который я подсмотрел у Оямы, когда готовился к этому турниру. Конечно, это золото очень хотелось бы использовать в атаке, но здесь с ним надо расстаться без сожаления. Отрезок партии ведется под девизом «все для тыла!» Если бы не защитные тесудзи величайшего мастера, которые я изучил, мне было бы не вытянуть этот сложный эндшпиль. К тому же я уже играл на беёми.

70.Px2c+ Gcx2c 71.S4e P*3c 72.Nx4b+ Gx4b 73.S*4c N*5a 74.Sx4b+ Kx4b 75.P*2d G2b 76.P*3d

Похоже, мой соперник даже не думал о сэнничитэ путем G*2с, будучи уверенным в том, что додавит меня/

76…N*3a!

Опять защитное тесудзи Оямы – три коня на первой линии! Где-то здесь китаец Танг, выигравший свой полуфинал, подошел к нашей партии и только недоуменно покачал головой. Действительно, не каждый день встречаются такие сумасшедшие позиции

77.Px3c+ Nx3c 78.S3d S*3b

Еще одна фигура десантируется в защиту. Я с трудом удерживал себя от безнадежных попыток атаковать путем +Bx3d, S*6h, чувствуя, что мне не хватит материала. Сёги на беёми – это не только борьба интеллекта, но и сражение нервов: кто окажется менее хладнокровным, кто первый оступится на пути к победе?

79.R7h P*4g!

Не даю подключиться ладье к атаке по четвертой линии

80.Sx6e P*6d 81.S7f P9d

Израсходовав последнюю пешку из резерва на 80-м ходу, я оказался в фугирэ и вообще в какой-то патовой ситуации, когда не видно что делать, кроме надвижения по девятой и восьмой линиям.

82.G*8с R7a 83.G*8b R6a

Ладья – на редкость верткая фигура. Вот и сейчас она успешно убежала от двух золотых генералов. Судзи или прием убегания ладьёй я подсмотрел в прекраснейшей с точки зрения эстетики партии Хабу-Абэ из лиги А Дзюнисена 2006 года, и применял его в своей практике не однажды.

84.G7c P9e 85.Gb-8c P8e 86.Sx8e

Я выиграл борьбу нервов на беёми. Ван Оостен не выдержал первым, дав мне возможность освободить свою позицию.

86…P6e 87.P7d P6f!

Этот ход достаточно элементарный, чтобы им восхищаться. Но посмотрите партию снова, и вы увидите, что к этому тычку я шел почти 50 ходов, планомерно разрушая окружение короля соперника, настойчиво выжидая в обороне, при этом сохранив одно-единственное золото для угрозы решающего вторжения.

88.S7f

Бить пешку тоже не очень приятно из-за вторжения золота на 6g.

88…Sx7d 89.G8-7b R6d 90.Px6f Rx6f 91.P*6g R5f 92.Gb-6b P*7g 93.Kx7g P*7e 94.Gx5b Kx5b 95.Gx7d Px7f 96.K8f S*7g 97.K8e Sx7h=!

Без превращения. Смысл этого выяснится на сотом ходу.

98.G7c G*9d 99.K7d G*8d 100.K6e Sx6g=

Благодаря 97-му ходу серебра без превращения, сейчас я смог поставить цумэро черному королю опять же ходом без превращения.

101.P4c+ Sx4c 102.Sx4c+ N3x4c 103.+Bx5c Kx5c 104.B*6b K4b

В случае 104.B*6d мой король спокойно убегал наверх – K4d.

105.K5d

Не спасает от цумеро.

105…Rx5e 106.K4d R*5d мат.

Самая длинная партия турнира завершилась на глазах у большой публики, окружившей наш столик на минимально возможном расстоянии (все игровые столы были окружены ленточкой, за которую нельзя заходить зрителям). В числе зрителей были и профессионалы, как мужские, так и женские. Традиционные аплодисменты публики и поздравления от русскоговорящих друзей я помню как в тумане. Тут же ко мне подошел Номура-сан и сказал, что финальная партия начинается через десять минут. Я понял, что слегка «плыву» и нуждаюсь в чашке крепкого кофе. На выходе из турнирного зала меня задержала съёмочная бригада японского телевидения, и мой кофе оказался под угрозой. Спасибо Андрею Касперовичу, который побежал в буфет, располагавшийся этажом ниже, в холле отеля, где мы играли, чтобы заказать мне порцию бодрящего напитка.

Отвечать на вопросы телевизионщиков было крайне тяжело. Мой английский язык, и я это замечаю не впервые, куда-то улетучивается после серьезной ментальной нагрузки за сёги-баном, и я становлюсь косноязычен. Я только и смог сказать, что у меня нет серьезных планов на финал после трудной полуфинальной партии, и я хочу просто играть в сёги.

Кофе варился крайне медленно, и его всё не подавали. За десятиминутный перерыв между полуфиналом и финалом мне удалось сделать только несколько глотков. Я, не привыкший опаздывать на тур, побежал в турнирный зал, а Андрей Касперович минуту спустя принес мне мой кофе.

Финал. Хаос в голове и свобода за доской

Финал турнира интересен тем, что Танг – чемпион страны, численность игроков в сёги в которой составляет примерно 120 тысяч. Танг – чемпион страны, в которой развитие сёги поддерживает фирма Тойота, а в страну часто заезжают ведущие японские профессионалы. Сам Танг, неплохо владеющий японским и английским языками, работает тренером по сёги, то есть сёги – его основная и, по-моему, единственная профессия. А ваш покорный слуга, соперник Танга по финалу, – чемпион страны с популяцией игроков в сёги около 30 человек, на момент турнира – преподаватель латинского языка в университете и главный редактор экономического журнала, аспирант кафедры общей педагогики. То есть, у меня было три занятости и ни одна из них напрямую не связана с сёги, как у Танга. И еще одна немаловажная деталь: между Шанхаем (откуда родом мистер Танг) и Токио только один час разницы во времени. Кажется, у 24-летнего Танга, в отличие от меня, со сном было все в порядке. Все вышесказанное я хорошо понимал, что и сыграло со мной злую шутку. По-моему, я был как бы зомбирован этими обстоятельствами. И тем не менее, имел шансы на победу…

Черные: Танг Сюндзи (3-ий дан, Китай)
Белые: Сергей Корчицкий (Беларусь)
9.11.2008

To view this content, JavaScript must be enabled, and you need the latest version of the Adobe Flash Player. Download the free Flash Player now!
>> Get Adobe Flash Player

1.P7f

Снова мой соперник ходит первым, так как фуригома в третий раз подряд дала мне готэ. За партией в режиме реального времени следило множество любителей сёги, так как в соседнем зале на демонстрационной доске ее комментировал 9-ый дан Аоно Теруичи. Я практически не знаком с его комментариями. Лишь кое-что, совсем мало, мне передали после партии. Поэтому здесь я делюсь своими мыслями, почти не ссылаясь на Аоно-сэнсея.

1…P3d 2.P2f Bx8h+

Несколько преждевременно играть какугавари без темпа таким образом, так как черные еще не сделали ход P2e, сохраняя темп и возможность в дальнейшем выпрыгнуть конем на 2е. Поэтому обычно здесь ходят G3b или P9d. Однако не во всех вариантах положение черной пешки на 2f идеально. Так или иначе, в данной партии она еще раз «пододвинется» на 19-м ходу. Говорят, что когда я разменял слонов, комментатор Аоно-сенсэй назвал меня большим специалистом в какугавари, чем вызвал у некоторых зрителей замешательство: откуда Аоно так хорошо знает европейских любителей? Ответ прост – Аоно Теруичи видел все мои партии по пути к финалу.

3.Sx8h S2b 4.G7h S3c 5.S7g G3b 6.G5h S7b

Как и в партии с Касаи-сан первого отборочного тура я нацелился на краевое построение P9d, L9c, R9b, которое может сбить с толку игрока, привыкшего к стандартным дзесеки в какугавари.

7.K6h

Этот ход заставил меня пересмотерть планы, потому что король в какугавари редко так рано уходит на фланг. В обычном какугавари это наверняка было бы упущением, потому что теперь у белых появляется возможность играть богин, пользуясь близостью черного короля к месту предполагаемой схватки. Однако у меня не хватает пару темпов…

7… P8d

Все-таки богин! Теперь ранее запланированная расстановка P9d, L9c, R9b становится практически невозможной из-за дыры на 8c. Такой подход соответствует концепции «свободы за доской», предложенной Хабу Йосихару. Я сворачиваю с заранее протоптанной тропинки, не проходя мимо более идейного хода. Однако для любителя подобный образ мысли несколько непродуктивен, потому что, играя на любительском уровне, надо стремиться к хорошо знакомым, проверенным позициям. Если силы игроков примерно равны, то получить «свою» позицию в дзесеки – это одна из главных задач.

8.S4h P6d

В моем ментальном багаже есть один пример из практики профессионалов, когда Сато Ясумитцу белыми в какугавари без темпа применил богин в ответ на движение короля. Но здесь ситуация другая – черная пешка пока еще на 8d. Это важно, и поэтому я передумал. Последние пару ходов ясно показывают состояние моего мятущегося и усталого разума. Своим седьмым ходом я отверг первоначальный план на игру, а восьмым ходом, по сути, отменил идею седьмого.

9.P4f S6c 10.S4g P7d 11.K7i N7c 12.S5f G5b 13.P9f P9d 14.P1f P1d 15.P3f R8a

После того, как я хаотично отверг две возможные стратегии, у меня еще осталось из чего выбирать. Выбор пришлось делать между косикагекином и мигигьоку. Последний ход показал, что я выберу мигигьоку. Мне показалось, что мой китайский соперник вышколен на основные варианты, а в мигигьоку может и не разобраться. Здесь, очевидно, у меня пропало желание «свободы за доской», и я начал мыслить как нормальный любитель. Удивительные колебания стиля в течение одной партии! И, похоже, Танг действительно был озадачен, когда увидел этот ход на доске.

16.P6f K6b

Мигигьоку – это достаточно рискованное решение для белых в какугавари без темпа. Однако мне хотелось подкрутить игру, что в любительских соревнованиях является нормальным образом мысли. Как отметил комментатор партии 9-ый дан Аоно Теруичи, «стратегия мигигьоку сложна даже для профессионалов», поэтому мой выбор вполне оправдан.

17.G56g

Очень шаблонно. Правильнее даже 17.G76g как обычно выстраиваются в какугавари против мигигьоку. Теперь же Танг оставил слишком много пространства в своем лагере для потенциального вброса слона, и позиция белых получилась неожиданно приятной.

17…K7b 18.K8h P5d 19.P2e P8e 20.N3g S4d

«Cлишком рано», как отметил Танг после партии. Однако я думаю, что в самый раз.

21.P2d Px2d 22.Rx2d

В этот момент я надолго задумался – уж очень хотелось вбросить слона. Но мысли путались в голове, выпитый кофе не действовал, и я ни на что не решился, потратив большую часть отведенного на партию времени.

22…P*2c?

Конечно же, это ошибка, как я и почувствовал во время партии. Скорее всего – роковая ошибка. Ощутимое преимущество и реальный шанс на первое место в турнире давал вброс 22…B*4h. Проигрывает 23.R2g P*2f 24.R1g B3i+. После почти форсированного 23.N4e B3g+ у белых все отлично. Дальше вероятно последовало бы 24.R2i +Bx4f 25.R4i +B2d с перевесом.

23.R2h P3e 24.P4e Px3f 25.Px4d Px3g+ 26.Px4c+ Gx4c 27.P*4d Gx4d 28.B*2f P*3e??

Проигрывающий ход. А был красивый вариант: 28…+Px2h 29.Bx4d B*7i! и при любом взятии белая ладья вбрасывается с вилкой на короля и слона 4d, оставляя белых с некоторым материальным перевесом, хотя и без крепости.

29.Bx3g P*4g 30.P6e N*5e 31.S*5c N6e 32.Sx6e Nx6g+ 33.Gx6g Px6e 34.P*6d B*5e 35.Px6c+ Kx6c+ 36.S*6d белые сдались.

Последние семь ходов можно не комментировать. В финальной позиции не осталось ничего, за что бы я мог бороться. Я по-японски сказал «сдаюсь» – «макемасита» – и пожал руку своему сопернику, выдавив усталую улыбку для фотографов. Хорошо знакомая европейским любителям сёги профессионалка Хаямидзу-сан спросила у меня после партии для журнала «Сёги сэкай», как я стал таким сильным игроком в сёги. Я ответил, что в действительности еще не силён. И добавил, что недоволен собой… Да, это поражение не позволило мне поехать в августе 2009 года на любительский Рюо. А вот мистер Танг, как победитель турнира, был приглашен. Его результат в Рюо-турнире был не очень впечатляющ – два поражения из двух партий. Хотя и я, признаться по совести, вряд ли бы выступил лучше на его месте. Тем не менее, это потрясающая возможность повариться в компании сильнейших японских любителей игры, которую я упустил данным поражением…

После финальных партий был устроен брифинг для представителей прессы. Хочу отметить, что с нами обращались практически как с профессионалами. Постоянное внимание ТВ, пресс-конференция по окончании турнира, банкеты, речи, знаменитости… Как же потрудились организаторы, чтобы сделать все это!

На брифинге сначала выступил мистер Танг, а потом я. Чем интересовались японские журналисты и на какие вопросы приходилось отвечать? Прежде всего, что я думаю о финальной партии, когда увлекся сёги и как тренируюсь дома. Когда Номура-сан сказал, что пришло время закругляться, один из журналистов попросил право на последний вопрос. Мистер Номура дал добро. Вопрос был таков: «Что вам нравится в процессе игры в сёги?» Я ответил так: «Мне нравится то, что я чувствую во время игры». Тогда я не смог сказать большего, но игра в сёги дает действительно необычные ощущения. Это своего рода погружение в ментальную бездну, мост через которую ты прокладываешь ход за ходом.

Судя по всему, зрители не были разочарованы финальной партией. Джэф Страуд, чемпион Канады, которого я выбил на предварительной стадии, подошел ко мне в кулуарах и поздравил с успехом. Я спросил его: «С чем меня поздравлять, я же проиграл!?». «Зато как ярко!» – парировал канадец.

Не могу не вспомнить об одном из приятных эпизодов, связанных с финалом. После брифинга ко мне подошел местный житель – японец лет 70-75 – и попросил меня с ним сфотографироваться. Также он подарил мне небольшой сувенир – фигурку сёги с картинкой вместо иероглифа. Такая вот комедия положений. Я, европейский любитель, во время двух поездок на международные форумы стремился перефотографироваться с сильнейшими японскими игроками. К слову, в моей коллекции есть фотографии с Накахара, Йоненага, Сато, Хабу, Танигава, Ватанабэ, Мориучи, Сима, Фудзии, Шимидзу, Яучи, Накаи. А тут ко мне – сильнейшему европейскому игроку по итогам турнира – был проявлен аналогичный интерес со стороны японского любителя…

В финале класса «Б» Александр Щербина из Киева одолел представителя Таиланда (по-моему, сильнейшего игрока в таиландские шахматы макрук) и опять же оказался единственным из СНГ на пьедестале почета кю-турнира.

Хабу, баня, саке…

В этот же день, когда игрались полуфинальные и финальные поединки, в Тендо проходило празднование дня сёги. К сожалению, мы не присутствовали на битве живыми фигурами и на других мероприятиях, устраиваемых для жителей города. Однако в чем-то мы все же поучаствовали. Во-первых, нас ждало награждение, проходившее в огромном зале в самом центре города. Игроков, занявших три первых места в «А» и «Б» классах, пригласили за кулисы. Там стояли Йоненага, Хабу и Сато. Сначала на пьедестал взошли игроки класса «А». Йоненага вручил нам дипломы, медали и призы. В качестве приза Нихон Сёги Рэнмей приготовила прекрасные деревянные комплекты сёги с автографами ведущих профи. Первым местам (Тангу и Щербине) достались комплекты, подписанные Хабу. Я, как второй призер, получил комплект с автографом Сато Ясумитцу.

Самый объемный приз, врученный каждому призеру, – прекрасная пятиугольная фигура короля сёги (как мы уже поняли, так выглядит бог сёги) – был отправлен в отель. Однако главный приз, диплом 3-го дана с росписями и печатями Хабу, Ватанабе и Йоненаги а также прилагающееся к нему карманное удостоверение, был прислан мне почти два месяца спустя. На прошлых международных фестивалях в Японии дипломы данов входили в наградной комплект (за 1 место – 5 дан, за 2 место – четвертый дан), теперь же японцы относятся более скупо к квалификации чужеземцев. Поэтому я бы не получил ничего, если бы Андрей Касперович, который является также и президентом ФЕСА, не попросил меня сертифицировать по итогам турнира. Вообще, вопрос разрядов не такой праздный, как кажется на первый взгляд. Допустим, приходит человек в школу или в вуз и говорит, что хочет обучать людей играть в сёги. А где, спрашивается, документ? Или скажешь в отделе кадров – «залезьте на сайт ФЕСА или на Курник, там есть и разряд, и рейтинг»? Это так – мысли вслух. А мы возвращаемся в Тендо на празднование дня сёги.

После награждения иностранных призеров зрители, среди которых были в основном японские пенсионеры, увидели еще много интересного. В тот праздничный день можно было воочию лицезреть несколько десятков профессионалов. «Гвоздем программы» была показательная партия между Хабу и Сато. На ее основе проводился конкурс по угадыванию следующего хода, который выиграл японский мальчик – детский мейдзин, по-моему. Во всяком случае, его фото я уже видел раньше в «Сёги Сэкай». Партия была довольно нестандартной – Сато разыграл мигигьоку против гокиген накабиши (такой стиль называют, по-моему итодани мигигьоку в честь японского профессионала Итодани, придумавшего играть правого короля против смещенной ладьи). Однако Хабу не смутился и нашел доступ к королю соперника.

Еще одним сюрпризом для японских любителей была парная встреча между парами Шимидзу-Потье (да, тот самый Потье, которого я выбил в четвертьфинале) и Яучи-Дрехслер (представитель Германии в «А»-классе). Правила игры простые: ходы делаются по очереди, сначала вы, а потом ваш партнер. Примерно как в парном настольном теннисе. Победителем вышла первая пара. Свой неуспех одна из самых красивых и успешных в спортивном отношении профессионалок Японии Яучи иронично объяснила тем, что, наверное, химия между Шимидзу и Потье была сильнее. Да, такая игра требует глубокого взаимопонимания… Партию в режиме реального времени комментировали Кимура (8-й дан) и женский профессионал Уеда.

На этом впечатления от дня сёги не закончились. Это уже само по себе волшебство – попасть на праздник сёги в Тендо. Но что-то еще должно было произойти. Вечером я и Андрей Касперович входили в отель, где уже состоялся международный турнир (жили мы в другом отеле – в пяти минутах ходьбы отсюда). И тут, окруженный собеседниками, прямо навстречу нам шёл король сёги – конечно же, не деревянный и пятиугольный, а живой и самый что ни на есть настоящий: Хабу. От его настороженного взгляда, который я испытал на себе дважды, не осталось и следа. Хабу приветливо улыбался. Конечно, чего было меня бояться, если я проиграл Тангу… Между нами спонтанно завязалась дружеская беседа на английском.

Я рассказал Хабу о тяжелом полуфинале и об упущенной возможности в финале. «Мистер Танг – сильный игрок», – попробовал утешить меня Хабу.

– Почему Фукаура-сан так неудобен для Вас из всех профессионалов? – спросил я.

– У нас похожий тактический стиль игры, – ответил Хабу, подбирая слова, своим знаменитым высоким голосом.

– Фукаура-сан обычно в партиях с Вами берет материал и убегает.

– Он хорошо защищается, – улыбнулся Хабу.

– Но Фукаура-сан, в отличие от Вас, не слишком успешен в классе «А» Дзюнисена, – не отставал я.

– Очень сложно показать хороший результат на такой короткой дистанции.

Тут я вспомнил об упущенном хисси из партии Кимура-Хабу (ходом K7c) из матча претендентов на Рюо:

– Я думаю, что только гениальный игрок мог выбрать такой длинный и сложный вариант вместо простого выигрыша.

Хабу весело улыбнулся.

– К тому же, – продолжал я, – наверняка Ваш мозг прорабатывает огромное количество позиций, поэтому под конец можно сильно устать и ошибиться.

– Да, это так, – согласился Хабу.

Хабу и его компания встретилась нам по дороге… в баню, где есть какие-то знаменитые горячие источники. Организаторы предоставили каждому участнику бесплатный билет на посещение источников, который был у меня не израсходован.

– Вы идете в баню? – поинтересовался Хабу.

– К сожалению, нет, – вежливо отказался я от продолжения беседы.

Конечно, мне ужасно хотелось продолжить нашу беседу, но мы уже договорились интернациональной бригадой идти в бар пить саке. «Договоры следует соблюдать», – как говорили римляне. Поэтому я отказал признанному королю великой игры с надеждой, что рано или поздно наша беседа продолжится…

– Вас отделяло от семи корон только два шага… – посочувствовал я Хабу напоследок.

– Тс-с-с-с-с-с-с, – широко улыбнулся Хабу, приложив палец к губам и с заговорщицким видом озираясь по сторонам.

Наверное, пресса уже замучила этого обаятельного, искреннего и очень общительного человека подобными вопросами.

Вскоре наша интернациональная бригада любителей сёги (я с Касперовичем, Номура-сан, французы Потье и Лепелетье, итальянец Кариди, швед Хартман, норвежец Кристоферсен) нашли уютный бар для досуга. Позже подтянулись россияне, украинцы и немцы с нашими гидами и переводчиками, но разместились в другом отсеке бара. Надо сказать, нами было перепробовано несколько видов саке. Вообще японская водка – крайне разнообразный продукт во всех отношениях: крепости, внешнего вида, вкуса. Особенно мне запомнилось белое саке с очень приятным специфическим вкусом, представляющее из себя такую взвесь, как будто туда настрогали кокос. После длительного пребывания в баре, два белоруса и Номура-сан не захотели идти в отель, а после некоторых раздумий отправились дальше – на сей раз в караоке-бар. Это типичный досуг японцев, которые, как оказалось, поют там не только японские песни, но и Биттлз. Кстати, Номура-сан оказался поистине знатным битломаном с замечательным голосом и слухом. В караоке-баре мы пробыли больше часа в обществе очаровательной филиппинки. Я увлекся неожиданно найденной в каталоге «Эрой», Андрей Касперович тоже «отрывался» на англоязычной классике западной эстрады. В общем, вечер удался…

Фюрер японских шахмат

На следующий день после закрытия турнира нас ждала насыщенная культурная программа. В первую очередь, нас повели на завод по изготовлению саке. Для дегустации было выставлено три сорта саке, и они оказались как нельзя кстати. Особое внимание привлёк музей этого напитка, расположенный возле завода, и прилегающий к нему традиционный японский сад камней. Каменные мини-пагоды, домики на изогнутых дугах с завитушками, расположенная клином скульптурная «массовка» маленьких будд, разноцветные деревья причудливой формы, бансайчики и художественно подстриженные кустарники. Надо сказать, японцы знают толк в красоте. Красивая умная нация, получившая шикарные острова в дар от богини Аматерасу… Страна восходящего солнца, роботов и таких интеллектуалов, как Хабу, сочетающих мозг счетной машины с мягкой и яростной эстетикой в стиле художников Ренессанса.

После описанной экскурсии нас ждала поездка в высокогорье. Когда автобус поднимался в горы, у меня даже закладывало уши, так как мы находились достаточно высоко над уровнем моря. По приезду на место нас ждал горячий обед в высокогорном кафе и неописуемая красота, к которой невольно можно привыкнуть за время пребывания в Японии. Горы, деревья, трава, небо, и, конечно же, люди, – всё заслуживает восхищения в этой удивительной стране.

Были и интересные случаи в процессе общения с иностранными игроками. Например, Финляндию в классе «Б» представлял прирожденный скандинав и натуральный «викинг» Саули Хуовинен, который выбил из турнира нашего Андрея Касперовича в четвертьфинале. Мистер Хуовинен – член социалистической партии и очень интересный собеседник (на фото справа). Как-то он сказал мне, что я похож на гестаповца в своем плаще (может это и недалеко от истины, я не разбираюсь в расовых теориях). Я же отреагировал с юмором, схватил его за руку, крепко пожал и произнес: «Спасибо, друг, большое спасибо!». После этого Хуовинен просто опешил.

Этот случай я рассказал немецкой съемочной группе, которая делала фильм о сёги. Немцы брали у меня интервью в горах на фоне умопомрачительного пейзажа, пытаясь узнать секрет моей силы. Я опять повторил им то же, что и после финала с Тангом – «нет никакой силы». Но они не поверили, и я решил переключиться и поведать им случай с Хуовиненом. Немцам, как и ожидалось, случай очень понравился, и они внесли свою лепту в шутку, пообещав назвать сюжет обо мне «Гитлер японских шахмат»… В общем, демонизировали по полной программе. Горной прогулкой наше пребывание в Тендо практически заканчивалось. Но нам предстоял еще один вечер в японской столице.

На метро в… «Минск»

Наши старые добрые друзья из ISPS, с которыми мы давно познакомились на ровенском турнире в Украине, Сузуки-сан, Уцуномия-сан и Санада-сан, приготовили сюрприз делегации стран СНГ по прибытии в столицу Японии. Еще на III Международном Форуме в 2005 году они были добровольными гидами игроков из постсоветской территории. Теперь же они завели нас в ресторан «Минск», расположенный в центре Токио. Одиннадцатым и совсем не лишним в нашей компании оказался Жак Пино – тренер Хабу и Мориучи по европейским шахматам. Его пригласил москвич Игорь Синельников, который как-то ужинал с самим Мориучи-саном.

Ресторан «Минск», который, как выяснилось, принадлежит не белорусам, а россиянам, побаловал нас изысками родной белорусской кухни. Такие драники, селедку и брусничное мороженое мы могли попробовать только здесь, в Токио. Изредка я удивлял наших японских друзей, когда на вопрос, ел ли я такое блюдо, я отвечал, что в первый раз его вижу. Действительно, даже белорусская кухня в Японии своя, неповторимая.

Болтали мы обо всем на свете, говорили тосты, пили пиво… Я сидел рядом с Жаком и немного поговорил о его японских подопечных. По мнению француза, Хабу и Мориучи не слишком заинтересованы в появлении на профессиональной сцене иностранных игроков. Что ж, время покажет, оправданы ли опасения японцев…

Сергей Корчицкий


Перевести медицинские документы на английский недорого 1 день Москва.

 

Оставить отзыв | Комментарии (3)