10 октября 2013

Памяти Владимира Некрасова

Владимир Некрасов
Владимир Некрасов
Время летит быстро, и уже незаметно прошел год как не стало одного из ведущих белорусских игроков в сёги – Владимира Вениаминовича Некрасова. Для меня он был не просто соперником №1 во внутренних турнирах и бессменным партнером по бесконечным блиц-матчам, но и другом, с которым мы часто беседовали, делились планами на будущее, обменивались дружескими визитами.

Безвременная кончина Владимира стала шоком, ведь 55 лет – это не возраст для такого живого мыслящего моложавого мужчины. На первый взгляд, многое казалось странным в его поведении. Он мог бросить турнир, не доиграв его, или отказаться от участия в виду даже незначительной простуды. И лишь немногие знали о том фатуме, который довлел над Владимиром Некрасовым всю его жизнь – о врожденной болезни сердца, которая и стала причиной смерти во сне. Поэтому, особенно в последние годы, для него было важным беречь себя, не нервничать, не расстраиваться по пустякам. А беречь он себя не умел и к игре относился очень серьезно.

Владимир был игроком от Бога. Играл практически во всё. Совсем немного ему не хватило, чтобы стать профессиональным шахматистом. В решающих поединках за звание мастера спорта СССР, когда ему оставалось набрать одно из трех, молодого Некрасова подвели нервы. И он надолго забросил шахматы. Потом, более 10 лет спустя, он выполнил норму международного мастера, но не стал платить пошлину за звание в ФИДЕ. Но, даже играя лишь эпизодически, он был грозой шахматных гроссмейстеров. А о его шахматном потенциале можно судить хотя бы по тому факту, что с грузинским гроссом Зурабом Азмайпарашвили, некогда входившим в мировую десятку, у Владимира положительный счёт 2-1!

Без игры Владимир жить все равно не мог, и затяжной перерыв для европейских шахмат стал расцветом его таланта в гексагональных шахматах Глинского. В 1989 году он стал вице-чемпионом Европы по гексагональным шахматам, а в 1990 году выиграл престижный турнир в венгерском городке Татабанья, обойдя двух чемпионов мира. Его теоретические наработки в игре были очень популярны среди европейских игроков в гексашахматы, причем новые открытия он делал непринужденно, в «режиме реального времени».

Еще одна страсть Владимира Некрасова – игра на рулетке. Он часто посещал казино, и обычно не уходил оттуда без скромного выигрыша. Я сопровождал его однажды и видел, как он играет. Сначала около получаса наблюдений за крупье (так он высчитывал моторику), потом он начинал делать ставки. Закрывал сразу сектор величиной в треть круга, так как французскую рулетку знал наизусть и заранее прогнозировал, в какой сектор упадет шарик. Соответственно никогда не гадал, то есть не делал ставок до броска крупье. В некоторых минских казино Владимир попал в блэк-лист, потому что пускать такого игрока опасно для бизнеса!

К сёги Владимира приобщил автор этих строк в то время, когда мы начали тесно общаться. Однако позже выяснилось, что Владимир много лет назад уже попробовал играть в сёги (первым в Беларуси!), прочитав об игре в английской книжке. Правда, по его признанию, та единственная партия на вырезанном из книжки комплекте была недоиграна, так как закончилась обоюдным импассом, а игроки не знали, как быть в таком случае.

Сёги соединили в себе два его основных увлечения – шахматы и японский язык. В свое время Владимир самостоятельно изучил японский и иногда водил группы туристов по Минску в качестве гида. Основной же его профессией была история. Вот и работал он то школьным учителем истории, то шахматным тренером, то жил за счет игры в казино.

Занятия по сёги мы начали с игр на гандикапе. Довольно быстро Владимир начал обыгрывать меня на ладье, потом стали играть на равных. Уже в первом чемпионате страны 2004 года он стал вторым. В его активе несколько побед надо мной в местных турнирах, победа над Виктором Запара в Ровно в 2005 году, пару выигранных турниров в Москве (когда он жил в Подмосковье у своего отца, то часто играл с москвичами) с участием Сергея Острякова и японского дан-игрока, работавшего в посольстве. После московского успеха Владимир был приглашен в японское посольство в России на матч с японским 2-м даном и уверенно выиграл со счетом 2-0.

В последние годы жизни Владимир не появлялся на турнирах, но активно играл на серверах. Уже не получалось обходиться без любимой игры. Как и прежде, он любил почитывать журналы «Сёги Сэкай» на японском, которые я получал по подписке, интересовался литературой и осваивал профессиональные базы партий в интернете. После смерти матери, он перевез своего отца в Минск и уже обжился в новой квартире. Я навестил его два раза на новом месте – в августе и в сентябре. Мы сыграли пару блиц-партий и ели самодельные суши – новое японское хобби, после сёги и языка, освоенное Владимиром. А в октябре 2012-го мне позвонил его отец и сказал, что Владимира Некрасова не стало… До сих пор больно.

Как-то Владимир Некрасов оставил мне рукописный текст с прокомментированной им партией ровенского турнира против Манабу Терао, известного мировой сёги-общественности под ником takadori. Терао-сан очень впечатлился игрой Владимира, несмотря на то, что смог-таки выиграть эту партию в концовке. Японский популяризатор игры сказал, что Некрасов – очень сильный игрок, и что он весьма искусно разрушил анагуму. От себя замечу, что Владимир любил анализировать партии великого Оямы, и его фурибиша несла в себе отпечаток великого мастера. Итак, самая знаменитая партия Владимира Некрасова с его собственными комментариями. Публикуется впервые и, увы, посмертно.

Манабу Терао – Владимир Некрасов

29 мая 2005, Ровно

1.P7f P3d 2.P2f P4d 3.S4h S3b 4.P5f S4c 5.K6h R3b 6.P2e B3c 7.K7h K6b 8.S5g K7b 9.B7g K8b 10.K8h S7b 11.L9h P9d 12.K9i G45b 13.S8h P6d 14.G45i P7d 15.G7i N7c 16.P6f P9e 17.G56i P4e 18.G67h P6e 19.P5e P5d 20.P7e (черные отдали центр и пытаются перехватить инициативу, создавая мелкие тактические угрозы) Px7e 21.Px5d S6c (единственный, а значит правильный ход)

22.P2d Px2d 23.Px6e P*5e (слон белых пока необходим для защиты от прорыва по второй вертикали) 24.S6f S4x5d 25.Sx7e P*7d 26.P6d Px7e 27.Px6c+ Gx6c 28.S*2c R7d 29.Sx3d+ B4b 30.B6h

P9f 31.Px9f P*9g 32.Nx9g Lx9f 33.Bx2d B6d 34.P*6b Gax6b 35.B5a+ P7f 36.Rx2a+ P*3a 37.+S4d (у белых колоссальное преимущество. Обычно в таком случае много путей ведет к выигрышу. Можно было подчеркнуть позиционный перевес ходом 37…S6e, и черные ничего не могут противопоставить дальнейшему усилению белых, но возможно и тактическое решение) Lx9g= 38.Lx9g P*9f (проще N*8e)

39.P*9h Px9g+ 40.Px9g L*7g (пока все еще выигрывает, но заканчивало партию 40…N8e 41.+Sx5d Nx9g+ 42.Sx9g Bx9g+ 43.L*9h +Bx9h 44.Kx9h P*9g 45.Kx9g P*9f 46.Kx9f N*8d 47.K9e L*9a 48.P*9d Lx9d 49.Kx9d L*9c 50.K8e G7d 51.K8f S*9g или 40…N8e 41.+Sx5d Nx9g+ 42.P*9h +Nx9h 43.Kx9h P*9g 44.Sx9g Bx9g+ 45.Kx9g P*9f 46.Kx9f L*9a 47.P*9e N*8d)

41.+Sx5d Lx7h+ 42.Gx7h S*7g 43.N*9d K9c 44.L*7i Sx7h (Sx8h+ 45.Gx8h S*7g 46.+Sx6d Sx8h+ 47.Kx8h G*7g 48.Lx7g Px7g+ 49.Kx7g N*6e с матом. В дальнейшем белые не использовали свое преимущество)

45.Lx7h N*7g 46.Sx7g Gx5d 47.+R2d G65c 48.S*8b Kx9d 49.Sx7c= Bx7c 50.+Bx7c Rx7c 51.B*6b и спустя несколько ходов черные выиграли.

Сергей Корчицкий


 

Оставить отзыв | Комментарии (0)