10 июля 2011

Бенефис «угловых ходоков»

Minsk Open 2011 – решающие партии турнира

7-9 мая в Минске состоялся международный турнир, впервые за последние семь лет собравший почти всех сильнейших игроков постсоветского пространства. К тому же турнир оказался довольно массовым, сведя в конкурентной борьбе без малого 40 участников. Конечно, подобные мероприятия, помимо дружеского общения, запоминаются еще и творческим соперничеством, сыгранными партиями. Поначалу я не собирался писать этой статьи, так как у любителей сёги, в отличие от профессионалов, нет привычки подробного комментирования своих партий. Но мнение любителей сёги, находящих в моих статьях и комментариях определенную долю пользы и интереса, побудило меня снова взяться за перо (если точнее – сесть за монитор). Поэтому анализ партий я специально стремился сделать как можно более популярным, чтобы некоторые концепции помогли начинающим игрокам и любителям сёги не только стать чуть-чуть сильнее, но и почувствовать глубину и красоту японской игры. В ходе работы над статьёй выяснилось, что ключевым моментом ключевых партий автора становится использование «углового ходока», как называют японцы знакомого нам по европейским шахматам слона. Это обстоятельство, в свою очередь, повлияло и на композицию статьи, и на её название.

Встреча чемпионов: шесть лет спустя…

С.Корчицкий vs В.Запара
С.Корчицкий – В.Запара
Последний раз с чемпионом России Виктором Запара я играл на 3 Международном форуме сёги в Токио аж в 2005 году. Так уж получилось, что сильнейшие игроки постсоветского пространства редко встречались между собой. Тогда, в Токио, я сам уклонился от своего любимого дебюта, в итоге – попал в незнакомую позицию и проиграл, несмотря на неплохие шансы в миттельшпиле. В этот раз я был настроен играть прямые варианты, что называется – «лоб в лоб».

Черные: Виктор Запара (чемпион России)
Белые: Сергей Корчицкий (чемпион Беларуси)
8.05.2011

1. P7f P3d 2. P2f G3b 3. G7h P8d 4. P2e Bx8h+ 5.Sx8h S2b

Я играю свой любимый «дебют» – иттесон какугавари. Надо отметить, Виктор хорошо представлял, что я силён в какугавари, и тем не менее решил встретить меня с открытым забралом. Достойный подход!

6. S3h S3c 7. P3f S7b 8. S3g P6d 9. S4f

Хаякуригин или в переводе стремительное серебро – это, пожалуй, основная трасса в изучении иттесон какугавари. Благодаря потере темпа при размене слонов, эта незатейливая атака успевает состояться. В классическом какугавари, без потери темпа, хаякуригин практически исчез с профессиональной сцены.

9…S6c 10.K6h

Без этого хода атака S4f –P3e с последующим P2d чревата массовым разменом и вилкой B*1e на короля и ладью 2d, поэтому здесь следует потратить темп либо как в партии, либо P1f.

10…S5d 11. P3e Px3e 12.Sx3e P8e 13. P2d

У чёрных нет времени на 13.S7g из-за немедленного P8f! с преимуществом у белых, так как на взятие серебром последует вилка B*5e, а на взятие пешкой - P*8e и теперь нельзя Pх8e, так как после Rх8e получается вилка на коня и плавающее серебро 3e.

13…Px2d 14. Sx2d Sx2d 15. Rx2d P*2c 16. R2h P1d

Как ни странно, я первый сворачиваю с теоретической дорожки в хорошо знакомом дебюте. Всё, что было до этого – дзёсеки.

17.P9f

Cвоеобразный обмен ходами краевых пешек. Чемпиону России, видимо, не понравилось 17.P1f из-за P1e 18.Px1e P*1h – и на любое взятие белые вроде бы могут сбросить и превратить слона. Например, 19.Lx1h B*1i и B5e+. Но у чёрных есть промежуточный сброс 18.B*7g с контратакой. В любом случае, ход краевой пешкой на 1d несёт в этой позиции другую идею, зная которую, мне нетрудно было вырулить на прямую дорогу.

17…P6e

Я попал в один из основных теоретических вариантов с выигрышем темпа, потраченного моим соперником на P9f. Сейчас чёрным неприятно B*6d, так как нельзя играть B*4f из-за S*5e B3g P*3f. Без хода пешкой на 1d в этой позиции есть темповой ход B1e с шахом. Таким образом, скромный ход краевой пешкой серьезно меняет характер игры.

18.P*3g

Виктор правильно уловил, откуда идёт опасность – от диагонали 9a-1i. Однако сброс пешки в сёги порой так же бесповоротен, как ход пешки в шахматах. Конечно, в обеих играх пешка не ходит назад. Но в сёги всё гораздо сложнее: во-первых, теперь у чёрных на одну пешку меньше в руке, а во-вторых, чёрные не смогут использовать пешку для атаки по 3 линии из-за правила «нифу» - двойной пешки, которая, как известно, является фолом. Может быть поэтому в теории дебюта «хаякуригин против иттесон какугавари» я никогда не встречал такого сброса. В этом большая тонкость японской игры. Часто лучше не иметь пешку на линии, чем иметь ее. Сброс пешки – это всегда решение дилеммы: защищаться или атаковать. Любое неосторожное десантирование может нарушить хрупкий баланс позиции.

18…N3c

Есть в профессиональных сёги такая психологическая техника – заставить соперника сожалеть о его предыдущем ходе. Ранний выход левого коня часто встречается в данном варианте для развития атаки на главный редут обороны чёрных – горизонталь «g», но в данный момент он особенно подчёркивает невозможность сброса P*3d из-за последнего хода чемпиона России.

19.P1f R6b

Этот ход, подготавливающий фронтальную атаку P6f, – самый естественный в данной позиции, Чёрное серебро на 8h называют «стенным», за то, что оно создает стенку для собственного короля, препятствуя его бегству. Оно явно запоздало с развитием, которое напрашивалось уже на 17-м ходу, из-за чего голова чёрного короля выглядит слабовато.

20.P1e Px1e 21.S*3d

Прямая атака на пункт 2c. Стереотипная защита S*2b просто проигрывает после 22.P*1b Lx1b 23.B*2a L1c 24.Bx3b+ Rx3b 25.Sx2c+ с прорывом в лагерь белых. После S*2d B*5f белым тоже неожиданно сложно защититься…

21…B*2d!

В общем-то, единственный нормальный ход в данной позиции. Но за ним кроется одна из важнейших тактических концепций японских шахмат. Ведь этот ход не просто «нормальный», а защитно-атакующий. В сёги, как и во многих других интеллектуальных играх, можно делать только по одному ходу за раз. Но сёги, как игра действительно уникальная, позволяет находить тактические лазейки, чтобы перехватывать инициативу там, где, казалось бы, сделать этого невозможно. Такова функция защитно-атакующих ходов – получать два хода по цене одного. Защитно-атакующие ходы, явно или в вариантах, остающихся за кадром, присутствуют чуть ли не в каждой партии в сёги. Особенно ценны они в эндшпиле, когда судьба партии, решающаяся в обоюдной атаке, висит на волоске. Самые известные защитно-атакующие ходы остаются в истории и считаются шедеврами японских шахмат. Ярчайшая разновидность защитно-атакующих ходов – это «цумэро ногарэ-но цумэро», то есть ход, одновременно и защищающий от цумэ своего короля, и создающий аналогичную угрозу королю соперника. Защитно-атакующие ходы может делать практически любая фигура, но чаще, всё же, их совершает фигура дальнобойная. Вот и в данной позиции слон закрывает собой слабый левый фланг белых и в то же время целится прямиком в чёрного короля. И это еще не всё, что мне хотелось бы отметить в связи с данным ходом. Через месяц с небольшим после минского турнира в первом туре лиги С1 очередного Дзюнисена похожая последовательность ходов – B*2d и R6b в ответ на S*3d – встретилась в партии молодых звёзд Тоёсима – Итодани. Претендент на титул Осё 2011 года Тоёсима тоже разыграл хаякуригин против иттесон какугавари финалиста телевизионного турнира NHK Итодани. В отличие от нашей, ту партию выиграли чёрные. Но сходство стратегических построений заставляет задуматься: может сильнейшие игроки на постсоветском пространстве также что-то понимают в этой мудрёной японской игре?

22.G5h

Чёрные вынуждены реагировать на угрозу возможного навала на пункт 5g – N4e, S*5f. В качестве атакующей альтернативы за чёрных во время партии я рассматривал ход 22.P*2e, но после B3e 23.P3f B4d 24.P2d Px2d 25.Rx2d P*2b 26.P*2c P6f 27.Px6f P*6e 28.Px6e P*6f белые сильно контратаковали.

22…N4e

Всё равно – ход конём! Честно признаться, я не просчитывал всех вариантов, а сделал этот ход больше из общих соображений. А соображения были таковы: на короля чёрных рентгеновским взглядом смотрят главные белые фигуры, а «стенное» серебро и поныне на 8h, так что в случае яростной атаки так просто убежать у чёрных не получится.

23.P4f Bx4f 24.G4g

После 24.Sx2c+ S*5f белые оказываются быстрее в обоюдной атаке. Ход в партии более хладнокровен и сделан с расчётом на отход слона с последующим выигрышем коня путём P*4f.

24…P6f

Эта жертва слона была бы невозможна, стой серебро не на 8h, а на 7g.

25.Px6f

Чёрные не принимают жертву слона. Проблема в том, что после 25.Gx4f Px6g+ 26.Gx6g P*6f типичная в таких случаях техника избавиться от атаки с помощью ответной жертвы 27.Gx6f не проходит из-за двойного удара ладьёй с потерей второго золота: Rx6f 28.P*6g Rx4f, а отдать два золота за слона – это минус 10 пунктов по таблице Танигавы. Другой путь защиты 27.G7g S*6g 28.K5i Nx5g+ выглядит страшновато, несмотря на полученный материал. Например, в ответ на очевидное 29.P*5e белые почти форсировано выигрывают после S5h+ 30.Rx5h P6g+ 31.R8h +Px7g 32.Sx7g R6g+ 33.B*3f P*3h 34.Rx3h P*3e 35.Gx3e G*4g.

25…Nx5g+

В дебюте чёрные успешно провели атаку стремительным серебром, хаякуригин, разменяв серебро и пешки по ладейной вертикали; в коротком миттельшпиле они попытались реализовать накопленный ранее потенциал позиции, нещадно атакуя по второй линии. Однако потеряв баланс между защитой и атакой, чёрные не смогли обеспечить безопасность собственного короля. Следствием этого стала жестокая контратака белых при участии главных фигур и коня. Жертва материала на 25-м ходу, подготовленная вскрывающим тычком на 24-м, окончательно трансформирует позицию, переводя ее в эндшпиль.

26.Gx5g Bx5g+ 27.Kx5g S5e 28.S7g

Чёрные всё равно решили избавиться от «стенного» серебра, но темп на эту цель был потрачен слишком поздно. Видимо, и после 28.P*5d, и после 28.N*6e угрозы чёрных недостаточны, а король выглядит беззащитным.

28…S*5f 29.K6h Sx6f 30.Sx6f Rx6f 31.K7i

Конечно, перекрыться на 6g невозможно из-за G*5g.

31…G*6g 32.P*5b!

Отличное тэсудзи приближения к королю соперника с целью построения матовой формы. К сожалению для чёрных, у них маловато фигур в руке, чтобы этот трюк сработал. После партии я спросил у своего оппонента, почему тот не стал защищаться. Виктор ответил, что защита здесь – дело бесполезное, так как это не его стиль. Интуиция не подвела чемпиона России. К примеру, могло произойти следующее: 32.P*6h Gx7h 33.Kx7h P*6g 34.K7g S*6e 35.K8h Sx7f 36.B*7e Sx8g+ 37.Kx8g P8f 38.Bx8f G*7f 39.K9h Gx8f 40.P*8g B*5d с выигрышем. Правда, мы уже играли на беёми, поэтому какая-то вероятность ошибки с моей стороны всё же присутствовала.

32…Gx5b 33.B*3c Gx3c 34.Sx3c+ Gx7h 35.Rx7h S6g+ 36.G*4b Gx4b 37.+Sx4b Kx4b 38.N*3d K5b 39.B*4a K6a 40.P*6b K7a и чёрные сдались.

Чтобы заматовать белого короля, чёрным не хватает ровно одного генерала. Короткая, но насыщенная идеями партия… Ключевым моментом, на мой взгляд, явился защитно-атакующий сброс слона 21-ым ходом с его последующей жертвой на поле 5g. То, что слон играет важнейшую роль чуть ли не в каждой моей партии, я заметил ещё на японском форуме в Тендо, где занял второе место в «А» классе только благодаря умелому обхождению с данной фигурой. В четвертьфинале и полуфинале я весьма удачно десантировал слона на чужую территорию. Да и в проигранной финальной партии я уже в дебюте мог получить серьёзный перевес, если бы правильно высчитал очевидный сброс слона в лагерь противника… Возможно, такой «слоновый» расклад и не удивителен для игрока, предпочитающего всем дебютам какугавари. Но, тем не менее, это подвигло меня задуматься и ненадолго оторваться от комментирования партий ради лирического отступления. Продолжение следует, но только после гимна любимой фигуре.

Песня о Слоне

«Песня о зубре» – это самое известное произведение белорусской литературы эпохи Возрождения, написанное в Риме в XVI веке на латинском языке нашим великим земляком Николаем Гусовским. Зубра можно по праву считать одним из самых главных символов Беларуси, как и медведя – символом России. Наверное, поэтому белорусы никогда не воспевали чужеродных им слонов. Да и повода, если честно, не было. Однако после появления удивительной игры сёги в нашей синеокой республике, пришло время покончить с этой несправедливостью. Ведь слон – это совершенно особенная фигура японских шахмат. А есть ли в этой игре вообще не особенные фигуры?..

С японской ладьёй всё ясно. Это самая сильная фигура, вокруг которой строится базовая стратегия (стратегии сёги – ибиша, фурибиша, аифурибиша – классифицируются в зависимости от положения ладьи). Это как стержень, на который нанизывается вся позиция.

Король – самый главный и бесценный. Вокруг него организуется крепость, возникает защитная форма. Король и ладья – это две чаши весов, определяющих баланс атаки и защиты. Расстояние между ними определяет различные модальности позиций, внося в игру стратегическое разнообразие.

Серебро и конь очень метафорично описаны в книге японского бизнесмена Мочио Умэда «Хабу Йосихару и современные сёги», с которой русскоязычные любители игры могут познакомиться благодаря Даниилу Кулину – известному переводчику и пропагандисту японских шахмат на постсоветском пространстве. Серебро – любимая фигура Хабу. Он называет серебро «клеем» позиции. Действительно, серебро играет важную роль как в крепости, так и в построении атакующих конструкций. Во многих позициях, особенно в начале игры, серебро является солистом, а другие фигуры – это как бы «массовка». Такое видение отражено и в названиях базовых атакующих техник сёги: богин – карабкающееся серебро, хаякуригин – стремительное серебро, косикагегин – качающееся или сидящее серебро.

Пожизненный Кисей Сато, в отличие от Хабу, больше думает о коне, который в сёги является своеобразным воплощением «свободы воли». Именно от воли игрока, по мнению Сато, зависит удел коня в битве. Он может быть статистом (обычная роль копья) или активным участником (как все остальные фигуры). Но только для него есть такой выбор. А ещё конь, несмотря на свою внешнюю неказистость – одна из самых грозных атакующих фигур. Благодаря своей трёхмерности он может создавать уникальный плацдарм для атаки, превосходя в этой способности даже старшие фигуры.

Далее, коль начал, скажу и об остальных. Копьё, как уже отмечалось, – единственный полноценный статист в сёги, но как страшна бывает краевая атака, ставящая позицию с ног на голову! Помню, дети, которых я учил играть в сёги, называли копьё черепом, найдя свою ассоциацию к его иероглифу. И внешне, и функционально эта одномерная фигура кажется каким-то инородным пришельцем в плоском шахматном мире двух измерений.

Золото – главная башня любой крепости, цель разрушительной вражеской атаки. Но, переходя в руку, оно становится настоящим киллером – убойным оружием любой матовой последовательности («оставляй золото на последний удар»). Золото – чемпион ближнего боя. Именно в него превращаются все младшие фигуры.

Пешка – строительный и, в то же время, расходный материал. Это своеобразная «валюта» мира сёги, без которой тяжело разрушать формы, прорываться, проводить тэсудзи («без пешки в руке нет победы»). Фигуры сёги – те же деньги. Вы же не будете тратить сто долларов на коробок спичек, иначе вам никакой зарплаты не хватит. Так и в сёги: «тратить» фигуры необходимо, а без пешек, как и без «мелочи», не обойтись.

А что же слон? Задумайтесь на секунду – тяжелее всего определить именно его место в виртуальном мире сёги…

Я представляю слона как эдакий джокер в рукаве. Если рассуждать логично, то в сёги проще всего разменять именно слонов (есть даже отдельный дебют, который так и называется – размен слонов, по-японски «какугавари»). После ходов 1.P7f P3d вы можете тотчас получить слона в руку 2.Bx2b! По сравнению с этим, сколько времени уходит, чтобы пополнить руку генералом или ладьёй? Порой – два-три десятка ходов. Слоны – это близнецы-братья, смотрящие друг на друга как в зеркало со своих начальных позиций. Если в сёги все свои фигуры связаны между собой (генералы строят крепость, ладья кооперируется с серебром для проведения разрушительных тактик), то слон связан не только со своими фигурами, но может даже больше со своим братом-близнецом – вражеским слоном. Недаром, приметив эту слоновью связь не только в начальной позиции, но и по ходу всей игры, японская пословица советует «на слона отвечай слоном». Конечно, слон может работать как командный игрок, поддерживая яростные атаки. Но также он может и мешать, особенно своему королю при построении замка в стратегии статичной ладьи. Ведь в сёги три главные фигуры, а фланга только два. Вот и приходится слону путаться в ногах то у короля, то у ладьи, не зная, где прислониться. Порой кажется, что вообще нет разделения слонов на своего и чужого. Слон нашего соперника – это наша потенциальная фигура, а наш слон часто достаётся нашему сопернику. Видите, как призрачен слон в японских шахматах! А ведь в теории сёги есть даже специальный термин для слона на полях 1е и 9 е – слон-призрак. И последним свидетельством иллюзорной природы слона служит его японское название – «какугё», что переводится на русский язык как «угловой ходок». Все фигуры как фигуры – имеют своё историческое образное имя, и только у одного слона название функциональное, попросту описывающее способ его передвижения! Есть версия, что «слона» в Японию завезли западные миссионеры. По-английски эта фигура называется «bishop» (епископ), а в буддийской стране такое имя едва ли могло закрепиться. Как ни крути, слон – это свой игрок в чужой команде!

Благодаря раскосому взгляду слон является мастером всяческих «вилок», защитно-атакующих ходов, может активно угрожать лагерю соперника, находясь в засаде, и разрушать крепости, действуя как камикадзе. И лично для меня, поклонника дебюта какугавари, слон – это такая же особенная фигура, как для Хабу серебро, а для Сато – конь.

…И снова битва Слонов

С.Корчицкий vs А.Левит
С.Корчицкий – А.Левит
В следующей партии против вице-чемпиона России и двукратного победителя минских оупенов Александра Левита решающую роль, на мой взгляд, играли всё те же слоны. Как и в партии с Виктором, была здесь и решительная жертва слона, и возможность защитно-атакующего хода слоном, вот только дебют был совершенно иной, а не «слоновый» какугавари. Заранее прошу прощения за вероятно допущенные перестановки ходов в начале игры, так как запись партии не велась, а восстановлена мной по памяти.

Черные: Александр Левит (вице-чемпион России)
Белые: Сергей Корчицкий (чемпион Беларуси)
9.05.2011

1.P5f S6b 2.R5h

Александр ожидаемо играет накабишу – самый популярный вариант фурибиши в настоящее время.

2…P6d 3. P7f P3d 4.K4h P8d 5. K3h S6c 6.P5e P7d 7. K2h P8e 8. B7g N7c 9. P6f P4d 10.S6h S4b 11.S6g S4c 12.S5f P1d 13.P1f G7b 14.S3h R8a 15.P9d K6b

Год назад в партии с питерцем я применил анагуму чёрным цветом против гокиген накабиши. Это была очередная «слоновья» партия. Получив идеальную позицию в дебюте, я погнался за вражеским слоном, вынудив Александра отдать его, но в итоге проиграл. Между тем, у меня был маневр своим слоном, дающий подавляющий позиционный перевес. В этот раз я решил попробовать редкую стратегию – «Итодани мигигьоку», то есть правый король Итодани. Играть правого короля в двойной статической ладье – не в диковинку. Но против фурибиши этот план смотрится довольно необычно. Тем не менее, неправильное расположение короля может хорошо сбить компас соперника, особенно на любительском уровне. Многие просто не знают, что делать в таких позициях. Рекомендую всем любителям присмотреться к данной стратегии: несмотря на некоторую неуклюжесть, она «замораживает» активную накабишу, практически исключает возможность внезапного провала и позволяет играть размеренно и стратегически, не давая сопернику сильно замутить воду с целью выловить вас на тактической ошибке. К тому же расстановка фигур предельно ясна и легко поддаётся запоминанию.

16.P4f N3c 17.R7h

Александр хорошо ориентируется в теории и практике современных сёги: атака головы правого коня – это популярное возражение против Итодани мигигьоку. Если бы чёрные мешкали с атакой, я бы готовил стандартное продвижение по 2-ой либо 4-ой линии, в зависимости от ситуации.

17…G4b 18.B6h G8c 19.P7e Px7e 20.Rx7e P*7d?!

Ход, который вряд ли следовало делать. По теории сёги мне не надо было упускать возможность получить авангардную пешку путём G8d и P*7e. Подсознательно я, видимо, побаивался последующей атаки на пункт 7е и возможного выпада B9e с жертвой слона, ведь правый король всегда выглядит уязвимо. Но пункт 7е подкреплялся S7d, а «слон-призрак» на 9е не был так страшен. В то же время белые могли перевести короля налево и использовать толщину правого фланга.

21.R7f

Беда в том, что я не считал этот ход в принципе возможным. В сёги золото является естественным врагом плавающей ладьи, поэтому строить позицию R7f-N7g теоретически здесь крайне опасно. Однако в сёги точный расчёт важнее догм.

21…B1c

«Выглядывающий» слон – одна из ключевых идей Итодани мигигьоку. Незавидная участь замурованного слона – главный недостаток построения белых. Но удалённость короля от левого, слоновьего, фланга позволяет развить слона на край. Очевидная атака 22.P1e Px1e 23.Lx1e B2d 24.P*1b Bx1e 25.Px1a Rx1a 26.L*1i L*1b 27.Lx1e Lx1e выигрывает слона, но проигрывает край, обрекая чёрного короля на бегство и тяжёлую защиту. Однако время для выглядывания я выбрал не совсем удачное. Еще не поздно было потеснить чёрных на правом фланге после G8d и P7e.

22.N7g G8d 23.P6e!

После G7e чёрные проигрывают ладью. Но можно ли ее брать? Наши мнения с Александром разошлись в этом вопросе. Мой соперник считал G7e хорошим ходом. Впоследствии я проверил позицию при помощи Бонанзы, но она не взяла ладью. После форсированного 27.Rx7e Px7e 28.Px6d S7d белая ладья привязана к 8-ой линии из-за угрозы G*8d с поимкой серебра, поэтому атака по краю, на которую я указал в комментарии к 21-му ходу белых, сейчас срабатывает. После 29.P1e чёрные пробивают голову слона, через пару ходов получая в руку копьё 1a, а возможно и коня 3c. А если хоть что-то попадает в руку чёрных, то атака на полуголого короля белых становится дикой. И пару слов о той некоммерческой версии Бонанзы, которой я пользуюсь. Я не доверяю ей анализировать позиции, в которых надо атаковать с серьёзными жертвами – она очень жадная и расстаётся с материалом гораздо хуже человека. Но если «жадная» Бонанза не берёт пожертвованный материал, особенно целую ладью, то ей можно верить.

23…Px6e

Я, как и Бонанза, решил, что ладью брать нельзя. Это означало моё небольшое моральное поражение. Ведь именно для атаки я оставлял поле 7е пустым, не ставя авангардную пешку! Теперь же чёрные прорывают блокаду.

24.Nx6e Nx6e 25.Sx6e P*6d 26.S5f

Первая волна активных действий схлынула, партия перешла в миттельшпиль и теперь самое время оценить позицию. От её восприятия зависит дальнейшая стратегия, настроение, степень агрессивности. И здесь я был крайне недоволен ситуацией на доске. Возможно, я уже привык получать по выходу из дебюта динамичные перспективные позиции, поэтому мне тяжело было смириться с таким скромным результатом. Во-первых, у меня фугирэ – нет пешек на руке, а у моего соперника их целых две. Это даёт Александру возможность планировать пешечные тэсудзи. Во-вторых, король чёрных явно находится в более безопасном положении. И, в-третьих, мои старшие фигуры менее активны, а голова слона может в любой момент стать удобной мишенью. К тому же немедленная активность G7e сразу будет встречена ходом B9e, и если неосторожно отступить королём, то тогда Rx7e с решающей атакой. Поэтому вроде бы я вынужден отдать ещё и инициативу профилактическим ходом P9d. Мне этого очень не хотелось. При такой пессимистичной оценке своей позиции есть только одна приемлемая линия поведения – агрессивная. Она диктует необходимость мутить воду, усложнять позицию, пускаться во взаимную атаку. Спокойная игра на руку только лидирующей стороне.

26…P4e

Единственная тактика на доске, позволяющая разменять «плохого» слона и получить какой-то материал в компенсацию за вышеперечисленные минусы позиции.

27.Px4e N*5g

Чёрные расплачиваются «золотом» за руку, набитую пешками

28.G65h Nx4i+ 29.Bx1c+ Lx1c 30.Sx4i

Ещё один промежуточный пункт и очень ответственный, если не ключевой, момент в партии. Ясно, что вынужденно поднявшееся копье белых на 1c непременно погибнет, а потом еще и десантируется на 4d. Чтобы избежать губительных последствий, белым надо действовать динамично и атаковать немедленно. Также ясно, что после размена слонов, тем более в такой динамичной позиции, важнейшим моментом является возможность его вброса и превращения.

30…P7e?

Анализ показал, что это неправильное направление атаки. У меня был прямой вброс слона B*8h, и я быстрее соперника выигрываю копьё и превращаю слона, сохраняя положительный материальный баланс. Это был мой самый реальный шанс побороться за стратегическую победу. Ход в партии более романтичен, так как направлен не на материальную выгоду, а на гусарскую атаку.

31.R7i B*8h

Всё же вброс слона, но с опозданием на ход.

32.R6i

Теперь копьё не съедается и к тому же угрожает P*6e.

32…G*6f

Внешне ход тяжеловат, что резонно отметил после партии и Александр, но именно это золото скрепляет всю последовательность. Это защитно-атакующий ход. Причём ход не совсем типичный. Золото вроде далековато от обоих королей, но оно и создаёт толщину королю белых, защищая от непосредственной угрозы P*6e, и присматривается к останкам чёрной крепости «мино». И ход-то темповой, что называется – сделанный в сэнтэ. Чёрным надо убирать серебро.

33.S4g Nx4e

Ещё один темповой ход, к тому же дающий пешку в руку белых. Вдобавок становится ясным, что мои фигуры концентрируются вокруг пункта 5g. Конечно, я знаю пословицу «конь – корм для пешек», но у чёрных на руке уже два коня, поэтому третий будет значить гораздо меньше, чем предыдущие. В сёги рука игрока сильна своим разнообразием, а дублирующие фигуры одного наименования часто теряют в силе.

34.S4h?!

На этот ход я и рассчитывал, не рассматривая ничего другого. Удивительно, как порой совпадает точка зрения любителей на позицию! Мы оба в своих вычислениях прошли мимо защитно-атакующего хода B*4f! Черные брали под контроль стратегически важное поле 5g, наконец-то съедали заждавшееся своей неминуемой участи копьё 1c (цепляться за него бесполезно – на R1a последует N*2e) и получали лошадь дракона, издали работающую в защиту. «Ищи защитно-атакующие ходы!», – одна из заповедей эндшпиля сёги. Но как мы уже не раз видели, такие ходы могут появляться и на более ранних стадиях. Ход в партии позволяет мне провести очередную жертву слона, которыми собственно и запомнится для меня минский турнир 2011 года.

34…Bx9i+! 35.Rx9i L*5f

На пункте 5g становится совсем горячо. Ещё одну заповедь эндшпиля сёги можно сформулировать так: «отрывай генералов от крепости соперника!» Причём целятся обычно именно в золотого генерала. Одно золото я уже убрал коневой вилкой, а теперь под ударом и второе.

36.Sx5f Gx5f 37.P*4d Sx4d 38.B*2b S3e

Александр, в свою очередь, отрывает моё серебро от находящегося почти в центре короля, используя его к тому же для темповой атаки на копьё. Искусная тактика! Но, с другой стороны, моё серебро подключается к атаке, перекрывая диагональ, ведущую к полю 5g.

39.Bx1c+

Возникла позиция, которую хочется оценить. Партия переходит в эндшпиль, хотя обе ладьи застыли на своих позициях. По шкале материальной ценности фигур я серьёзно отстаю от Александра: у меня два серебра и два золота против двух слонов, двух коней и двух копьеносцев. Однако в этот момент я оценивал свою позицию весьма оптимистично. Во-первых, у меня инициатива и атака, в которой участвуют 4 фигуры (золото, серебро, конь – на доске и серебро в руке), что по теории сёги даёт надежду на её продолжение. Во-вторых, я постоянно выгружал фигуры на доску, поэтому у меня на руке одна фигура, а у моего соперника целых четыре, что должно временно нивелировать недостаток материала, давая мне тактический перевес на отдельных участках доски. Некоторые любители сёги могут недоумённо спросить, что же в этом хорошего? Ведь, как известно, фигуры на руке несколько сильнее, чем на доске. Однако в атакующем арсенале игрока в сёги есть такая тактика – выводить защитные фигуры соперника «за борт». Атаковать – да, легче с руки, хотя и здесь надо иметь определенные плацдармы на доске, иначе вражеский король банально сбежит. А вот защищаться с руки очень тяжело. Ведь за один ход мы можем сбросить только одну фигуру. Поэтому, если на доске нет крепости, то мигом её не построить. К тому же, чтобы атаковать и защищаться, нужны генералы, а у чёрных на руке их нет. Так рассуждая, я и решил убрать с доски последниe защитные фигуры чёрных.

39…P*4f

Перемещая очаг напряжения с пункта 5g на 4g.

40.+Bx1d!

Отличный ход, без которого позиция просто развалилась бы. Лошадь нашла себе новую диагональ.

40…S*4g 41.Sx4g Px4g+ 42.Gx4g Gx4g 43.+Bx4g

От крепости чёрных не осталось и следа – все генералы ушли с доски. Но недаром же говорят, что лошадь дракона в защите стоит трёх генералов. К королю чёрных совсем не просто подобраться.

43…P*4f 44.+B2e P2d

В игре го такие ходы имеют даже специальное название – ёсу-миру или ход-вопрос. Вряд ли такой термин есть в сёги, но это тот самый случай. Я спрашиваю у лошади, что она предпочитает – защиту или атаку, заставляя чёрных определиться со своими планами. Однако данный ход, несмотря на изящную идею, был плодом моего серьезного просмотра: я абсолютно не думал о собственном короле и не рассматривал угрозу G*6a после +Bx3d. Вместо хода в партии у меня была только одна серьёзная альтернатива: 44…Nx3g+. После 45.Kx3g P2d 46.+Bx3d S*3f 47.K2h P4g+ 48.+Bx3e G*3g 49.Nx3g +Px3g 50.K3i S4g+ возникает интересная позиция. Например, после 51.R9h P*4h 52.G*2i мне не хватает всего лишь одной пешки в руке, чтобы завершить партию P*3h. Сопротивляться какое-то время ещё можно, но есть впечатление, что моя атака действительно несколько легковата.

45.+Bx3d

Лошадь идёт в атаку, обескураживая меня внезапно открывшейся реальностью. Здесь я увидел всю силу G*6a.

45…G*4d

Пришлось отказаться от ранее запланированного Nx3g+. В отличие от варианта, приведённого в предыдущем комментарии, чёрные могут теперь ответить Nx3g вместо Kx3g. Теперь, даже получив несколько фигур в руку, я не смогу поставить цумэ. А собственному королю становится неуютно, и может его единственный шанс – побег наверх 7c-7d-6e. Но как я убегу наверх, если сыграю Nx3g+? Ведь тогда лошадиный дракон 3d заиграет по открывшейся диагонали 1b-8i, создавая смертельные помехи моему королю на пути к вторжению. Всё это пронеслось в моём мозгу за пару десятков секунд беёми, и я с тяжёлым сердцем сделал ход в партии, десантируя единственное золото в защиту.

46.G*6a

У чёрных тоже нет особого выбора, кроме атаки. Иначе после P6g+ моя позиция снова оживёт.

46…K7b 47.P*7c K8b 48.S*7b Kx7c

Теперь, чтобы убежать, мне не жалко даже ладьи.

49.N*6f

Закрывая единственный лаз белого короля для побега, чёрные не обращают внимания на дармовую ладью.

49...Sx7b 50.B*5a K8b 51.N*7d K9b

Нельзя K8c из-за 52.Bx8d+ Kx8d 53.G*7d.

52.+Bx4d Sx4d 53.G*8b Rx8b 54.Nx8b+ Kx8b 55.Bx8d+

Цумэ на доске – чёрные угрожают поставить мат. Защищаться бесполезно – только фигуры зря потратишь. Нужно самому ставить мат. К сожалению, мата у меня нет. Но…

55… Nx3g+ 56.Kx3g N*4e

Ход сделан на последней, 30-ой, секунде беёми. Наверное, излишне пояснять, что игра к этому моменту уже превратилась в русскую рулетку. Физически невозможно просчитать за такое время на 15-20 ходов вперед, даже если это форсированный вариант. Пришлось спустить курок на удачу…

57.K2h?

После 57.K2f! черные убегали от мата и, значит, выигрывали партию. Однако психологически, особенно на беёми, трудно решиться пойти королём навстречу сопернику под разнообразные шахи. Как ни парадоксально, очевидность здесь противоречит достоверности.

57...S*3g 58.Nx3g Nx3g+ 59.Kx3g G*4g 60.K2h B*3g 61.K1h P*1g 62.Kx1g N*2e чёрные сдались.

Мат после 63.K1h P*1g 64.K2i S*2h. Упорнее было, но тоже вело к мату 61.K2i S*2h 62.K1h Sx1i+ (мат сбросом пешки P*1g запрещён!) 63.Rx1i P*1g 64.Kx1g N*2e 65.K1h P*1g 66.K2i L*2h 67.K3i G4h. Таким образом, 56-м ходом на беёми мой соперник «зевнул» матовую комбинацию в 21 ход! Это не стыдно даже для топ-профессионала, а они порой допускают куда более грубые ошибки на куда более большом временном контроле. Какая всё-таки напряжённая и непростая партия!

Сергей Корчицкий


 

Оставить отзыв | Комментарии (0)